hasnamus (hasnamus) wrote,
hasnamus
hasnamus

Categories:

Наследство патриарха Алексия II

С.ДОРЕНКО: Знаешь, сколько стоил рубль в день смерти Алексия Второго? Когда умер Алексий Второй, спроси меня, я знаю.

А.ОНОШКО: Когда умер Алексий Второй?

С.ДОРЕНКО: Алексий Второй умер 5 декабря 2008 года, когда ты пришла ко мне работать как раз, в декабре 2008 года, может быть, в ноябре. Когда ты пришла ко мне?

А.ОНОШКО: В ноябре.

С.ДОРЕНКО: В ноябре пришла первый раз, в канун смерти Алексия Второго. Ты вышла в эфир, как раз он взял и умер. Видать, тебя услышал, и не вынесла душа поэта. В день, когда умер Алексий Второй, 5 декабря 2008 года, доллар стоит 27 рублей 97 копеек. Я тебе говорю по памяти, потому что я помню, какой был курс, я запомнил. Нет, вру, я посмотрел сегодня. Спокойно, мать, не надо, не наводите мистики. Понятно?

А.ОНОШКО: Да.

С.ДОРЕНКО: Ты же знаешь, какой это был день недели? Не знает.

А.ОНОШКО: Я, конечно, знаю.

С.ДОРЕНКО: Да мы знаем только, какой день недели был 5 декабря 2011 года, это был понедельник.

А.ОНОШКО: А чего это?

С.ДОРЕНКО: Мы должны знать, дорогая, потому что это были выборы в воскресенье, 4 декабря, дорогая.

А.ОНОШКО: Нам как будто бы так это важно.

С.ДОРЕНКО: 4 декабря 2011 года были выборы, дорогая, надо знать такие вещи. Это было воскресенье. А 10-го, в субботу, была первая Болотная. А 24-го было Сахарова, тоже в субботу. Ты что, такие вещи не знаешь что ль. Боже милостивый, с кем я имею дело. Так слушай меня. «По 23 был весной…» По 23 бы весной и летом, по-моему, был по 23. Виталий Бондаренко спрашивает, когда он был по 23. Не по 23, он был по 23,90, по 23,70, вот так летом.

А.ОНОШКО: Чего-то вы размечтались.

С.ДОРЕНКО: Я говорю про рубль-доллар. Я считаю деньги Алексия Второго, вот почему. Я считаю деньги этого достойнейшего человека. Нашлись 300 миллионов с лишним его рублей, 304.

А.ОНОШКО: Наконец-то. 300 миллионов?

С.ДОРЕНКО: Не 300, 304. Четыре миллиона для тебя копейки?

А.ОНОШКО: Я сразу начинаю считать, куда бы я их дела.

С.ДОРЕНКО: Я тебе скажу, что это было. Это было 11 миллионов долларов. Когда умер Алексий, он оставил на счетах в одном из банков, Внешпромбанк. Сейчас деньги не могут найти, куда деть.

А.ОНОШКО: Не знают, куда деть?

С.ДОРЕНКО: Да. Он все завещал своей сподвижнице, вот этой Филарете, даме, которая из Пюхтицкой обители.

А.ОНОШКО: Она их не хочет брать?

С.ДОРЕНКО: Не знаю. Ты читала все эти публикации?

А.ОНОШКО: Да, читала.

С.ДОРЕНКО: Ты разобрала, почему ей не дают эти деньги? Я не знаю. Внешпромбанк, полное название Общество с ограниченной ответственностью, Российский коммерческий банк, прекративший свою деятельность 21 января 2016 года. Прекративший. Нет его больше, все. 21 января 2016 года, в день смерти Владимира Ильича Ленина… Он 21 января или 22 умер?

А.ОНОШКО: Не могу сказать.

С.ДОРЕНКО: 21 января. В связи с отзывом лицензии, во всяком случае, накануне дня рождения Бориса Березовского, в связи с отзывом лицензии Центральным банком. Занимался 40-е место. Там совладельцы его были: брат Михаила Зурабова. Михаила Зурабова все знают, я надеюсь.

А.ОНОШКО: Не известно нам, где находящийся.

С.ДОРЕНКО: Он брат Александра Зурабова. Там же был Николай Чилингаров, сын Артура Чилингарова, сын известного полярника. Он владел этим банком, владел, сын Артура Чилингарова.

А.ОНОШКО: Это еще не все, еще два человека.

С.ДОРЕНКО: Да. Я читаю «Википедию». Среди клиентов банка: «Зарубежнефть», Российский союз автостраховщиков, Московская патриархия, «Акрон». Знаешь, что это такое? Слава Кантор.

А.ОНОШКО: Я Кантор слышала фамилию.

С.ДОРЕНКО: Слава Кантор, «Акрон», это же новгородский завод азотных удобрений, Горки-10, весь Одинцовский район ему принадлежит, «Газпром» и так далее. Что они делали? Они были хорошими и там держали деньги совершеннейшим образом почти все. От этого банка стажировался сын нашего выдающегося… Чаплин. Нет, не тот Чаплин. Зурабов. От этого банка стажировался сын Жукова, у которого был скандал в Лондоне, помнишь, кого-то избил. Не помнишь?

А.ОНОШКО: Смутно.

С.ДОРЕНКО: Боже, какая же у тебя память. Во Внешпромбанке держали деньги жена Дмитрия Козака, жена Сергея Шойгу, зять главы «Транснефти» Николая Токарева, родные главы Олимпийского комитета России Александр Жукова, совладелец «Межпромбанка» Георгий Беджамов бежал в Монако.

А.ОНОШКО: А что с банком-то случилось?

С.ДОРЕНКО: С ним случилось, что он был русским банком.

А.ОНОШКО: С такими людьми и с такими владельцами.

С.ДОРЕНКО: Товарищи, я читаю «Википедию». Я ничего не знаю про этот банк и знать не желаю. Я читаю «Википедию». Послушайте меня теперь. Там держал деньги Алексий Второй, естественно. Потому что если Московская патриархия, почему бы ему там не держать. И там нашли сейчас 300 миллионов. Кто-нибудь понимает в банковском деле, как их вернуть вдове усопшего, то есть не вдове, а вот этой женщине. 73-73-948. Кто-нибудь понимает этот скандал? Кто-нибудь читает этот скандал, что случилось. Здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Михаил.

С.ДОРЕНКО: Михаил, вы знаете банковское дело.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: «Акрон» здесь Кантору, только «Акрон» и принадлежит, это бывший конезавод и так далее.

С.ДОРЕНКО: Я знаю, Горки-10.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Они почти все продали…

С.ДОРЕНКО: Не в этом дело. Как вернуть 300 миллионов рублей?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Мозг, основной интеллект – Александр Зурабов. Миша Зурабов – это просто так. Этот банк…

С.ДОРЕНКО: Михаил, а страховое общество, по страхованию здоровья, зурабовское, не помните название? Черт. Кто-нибудь, подскажите.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Могу рассказать, но нельзя.

С.ДОРЕНКО: МАКС называется, страховое общество, где и я состою, как сукин кот. Я состою там в качестве сукиного сына, в МАКСе, я застрахован в МАКСе.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Но вы же признаетесь этим ведомством человеком, который спорит как-то, критикует Россию.

С.ДОРЕНКО: Я ничего не критикую. Я в МАКСе состою у Зурабова.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы будете в очереди последний. Сейчас деньги Алексия Второго, вернее, его вклад, вернее, как наследник, поставлен в общую очередь соискателей. Пока миллион 400 рублей, больше не на что пока рассчитывать. Как они продвигаться в этой очереди при санации, я уже не знаю. Я вам скажу, Внешэкономбанк и Пугачевский банк...

С.ДОРЕНКО: А как Пугачевский назывался, напомните, тоже «пром» что-то.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: «Межпромбанк», это Пугачев, Международный промышленный банк.

С.ДОРЕНКО: Сережа Пугачев, который тоже работал с Алексием Вторым.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Естественно. Эти два банка были учреждены, развивались и получили свои места, а «Межпромбанк» когда-то даже второе место, мелькал на втором месте по объемам, они были учреждены именно за счет вот этих связей, связей правительственных, связей высокого уровня бизнеса и так далее. Они были заранее учреждены, чтобы потом санироваться, украсть, я откровенно называю, украсть эти деньги.

С.ДОРЕНКО: Нет. Нет.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это было заранее. Это был проект.

С.ДОРЕНКО: Нет. Михаил, позвольте мне оспорить это все.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я знаю. Я говорю вам то, что было. Дело в том, что они насыщались «Межпромбанком».

С.ДОРЕНКО: Михаил, вы не знаете, кто дружил с Сережей Пугачевым. Это я. Я ходил к нему в гости в «Межпромбанк», рядом с Советом Федерации на бульвар выходим, я ходил к нему все время. Я его научил ром с кока-колой пить, несмотря на то, что он православный.

А.ОНОШКО: Сережа Пугачев мой приятель, когда он еще в кроссовках ходил. Когда он из Ленинграда приехал, у него в кармане было 5 копеек.

С.ДОРЕНКО: Вы еще скажите, что вместе сидели в Петербурге. Подождите. Вы знаете, что он сидел немножко.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я знаю про этот банк все.

С.ДОРЕНКО: Я ходил к нему в комнаты отдыха, мы пили, я его научил пить ром с кока-колой.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Это вы ходили, там многие ходили. А я-то знал, я при учреждении, я участвовал в учреждении этого банка.

С.ДОРЕНКО: Что творится.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я знаю, как все было. Рядом с Советом Федерации…

С.ДОРЕНКО: Да, слева как на бульвар выходишь.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Шестой, седьмой, восьмой этаж. Но дело не в этом.

С.ДОРЕНКО: Совершенно справедливо. Он знает, о чем говорит.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Этот банк заранее… гениальная личность. Все активы он получил от государства, через уполномоченность банка. Никакие физики не пострадали у Пугачева, вот в чем его гениальность. Поэтому за ним никто, собственно, с пистолетом…

С.ДОРЕНКО: Я знаю нескольких людей, у которых Пугачев забрал, ну, немного, по 5, по 10 миллионов рублей забрал. Ха-ха. Я знаю лично.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: 3 миллиарда долларов, о которых идет речь, это все было сделано через присвоение ему статуса уполномоченности и через бюджетные деньги. Я много могу рассказать, Желонкин, все эти Гнусаревы. Это был проект.

С.ДОРЕНКО: Вы знаете Желонкина? Я тоже. Вы знаете, что он театрал, он ходит на все премьеры оперы. Скажите, что Володя Желонкин театрал и действительно на оперу всегда ходит. Надо хвалить Желонкина.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ограниченные ребята волею судеб, когда мировой горизонт заменяется провинциальным, такие личности выстреливают. Ничего там особенного нет.

С.ДОРЕНКО: А правда, что Пугачев сидел в КПЗ в «Крестах», большинство его друзей по бизнесу как раз из камеры, то есть сокамерники?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно не так. Он сидел там немножко, это не связано никак с новой Россией, это было с иконами, грабили иконы, он как-то оказался замешанным, в церкви. Дело не в этом. Повышение квалификации в Петербурге - первое. Туда собрали всех красных директоров, это конец 80-х годов. Как-то случайно он оказался там как бы в преподавательском составе. Все эти люди оказались его друзьями. И в перерыве между этим повышением квалификации эти директора огромных военных заводов, объединений, они с трепетом спрашивали: а что делать с деньгами, банков же нет. Он говорит: переводите ко мне, я вчера учредил банк. Вот так был надут уставной капитал деньгами военных корпораций, которые тогда оказались у разбитого корыта, «Внешэкономбанк» приказал долго жить и так далее. Вот откуда взялись деньги.

С.ДОРЕНКО: Скажите, пожалуйста, патриархия… Я был знаком совсем в молодости с двумя старообрядцами. Из этого я сделал вывод, что они дико умные люди. Почему же они, как дураки, отдали в такие подозрительные места деньги.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Кто отдали? Челябинск, Новосибирск, военные, подводные лодки, они были на курсах квалификации…

С.ДОРЕНКО: Почему там оказался патриарх? Зачем же он доверился этим проходимцам?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доверились. Запросто.

С.ДОРЕНКО: Почему патриарх не пошел в «Ситибанк» или в «Юникредит», или в «Райффайзен», вопрос дурацкий.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вы понимаете, 90-е, что там творилось, вы же представляете.

С.ДОРЕНКО: Я вам скажу, что творилось.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Виктор наш дорогой Геращенко…

С.ДОРЕНКО: Я вам скажу, что творилось, Михаил. Банк Австрии уже в Казачьем переулке стоял, который сейчас «Юникредит». Патриарх мог отправиться в банк Австрии. Зачем же он пошел к проходимцам?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Нет, не отправился. Чилингаров, этот проходимец, извините, и так далее – они же свои люди. Понимаете, это тайное вечере. Вы же прекрасно знаете, диагноз поставили нашему социуму давно.

С.ДОРЕНКО: Михаил, спасибо. Я знаю эти прекрасные банки и я знаю, что там всюду были портреты Алексия. Ты не знаешь. Я ходил к Сереже Пугачеву, который был близкий, ну, сейчас его разыскивает Интерпол, он был близкий к Алексию, с его слов. Он ходил с красивой бородой, как будто он князь какой-нибудь из Дома Романовых.

А.ОНОШКО: Они у меня в голове мешаются с Германом Стерлиговым, эти два персонажа.

С.ДОРЕНКО: Сережа Пугачев. Это «Внешэконом» и «Межпробанк» - это два банка, которые были близки к патриархии. Я ходил к Сереже. В комнате отдыха мы заседали у него. У него всюду, всюду, всюду все было в каких-то Гермогенах. Куда ни войдешь, говоришь: скажи, пожалуйста, а кто этот почтенный старец. Он говорил: это Гермоген такой-то. Ну, условно говоря. А это, кто этот почтенный старец? Он говорит: это Иоанн Кронштадтский. Скажи, пожалуйста, а кто этот почтенный господин.

А.ОНОШКО: Всех знал.

С.ДОРЕНКО: Он знал всех как облупленных, сам с бородой ходил красивой. И Алексий Второй. Всюду у него был Алексий Второй тоже. Гермоген, Иоанн, Алексий Второй. Всюду, всюду, всюду. Я говорил ему: мне даже стыдно пить. Мы сидели, пили там у него, ром с кока-колой, я с собой приносил. Потому что однажды я спросил, у тебя есть ром. Он говорит: нет. А кока-кола есть? Он говорит: нет. Я говорю: брат, а что же ты пьешь здесь, я не понимаю. Я, в следующий раз когда пришел, принес в кармане куртки бутылку рома 7 лет «Аньехо» и кока-колу бутылку. Я его научил мешать. Я говорил: так скажи своим этим халдеям, пусть принесут льда. Льда нашлось, лед принесли. И так далее. Прямо перед портретом Алексия Второго, был 2001 год, когда велось мое судебное дело. А Сергей Пугачев, надо отдать ему должное, по поручению старших товарищей курировал это судебное дело. И мы все время обсуждали ход судебного расследования. Понимаешь?

А.ОНОШКО: Да.

С.ДОРЕНКО: Но теперь он преследуется по закону, Сережа Пугачева, но за другое, не за меня, нет. За меня его никто не преследует, все хорошо. Понимаешь, в чем дело? Я спрашиваю, почему отцы церкви, столь образованные люди, абсолютно образованные, чтобы ты понимала, с Алексием Вторым я общался совсем мало, несколько раз брал интервью и подходил к нему во время открытия Третьяковской галереи еще в свое время, и так далее, он образованнейший, изысканнейший господин. Образованнейший, величавый, умнейший, нереальный, тончайший человек. Как он доверился этим проходимцам, вот этого я не могу понять.

А.ОНОШКО: Процент, может, повыше был чуть-чуть, я думаю.

С.ДОРЕНКО: Чего процент? Да ну, что ты.

А.ОНОШКО: Все эти «Ситибанки» и так далее.

С.ДОРЕНКО: «Ситибанка» не было. Уже был, наверное, с 1997 год Bank Austria, Первый Казачий переулок, уже точно был. И появился чуть позже «Райффайзен». Кстати говоря, он очень сотрудничал с Игорем Ивановичем Сечиным

А.ОНОШКО: Они суть тоже российские банки.

С.ДОРЕНКО: Нет.

А.ОНОШКО: Говорят, что да.

С.ДОРЕНКО: Нет. Это только кажется. Но там дисциплина, там нет проходимцев. Скажите, пожалуйста, вы держите деньги. Вопрос. Вы держите деньги в русских-русских банках или в русских филиалах иностранных банков? Я просто хочу понять, вы как Алексий Второй или как я, например, мне просто интересно. Вы держите деньги в русских-русских банках. Да – 134-21-35. Вы держите деньги в русских филиалах иностранных банков, которые здесь, «Райффайзен», «Юникредит», «Сосьете Женераль» или что-нибудь. 134-21-36. «Ситибанк», «Сосьете Женераль», «Юникредит», «Райффайзен» - это филиалы. Вы в филиалах иностранных банков держите или в русских-русских? Очень интересно. Помните о судьбе Алексия Второго, пожалуйста, 300 миллионов рублей, 304 миллиона рублей, не могут достаться вдове покойного… доверительнице. Я вижу, что у меня сейчас 78 на 22. 79 уже, держат в русских-русских банках, как Сбер или что-нибудь в этом роде, или ВТБ. Вы там держите деньги. 80 процентов у меня сейчас. Я думаю, этот процент будет нарастать. 81 процент. Русские филиалы иностранных банков – 19 процентов, уже 18. 82 на 18. Я считаю, что опыт Алексия Второго всегда, когда ты идешь в русский-русский банк, в хорошем смысле этого слова, пусть тебе вручают, на входе стоит какой-нибудь человек, одетый в костюм…

А.ОНОШКО: Самовара.

С.ДОРЕНКО: Самовара. И дает тебе листовку, на которой написано всего несколько слов: «Помни об Алексии Втором. Светлая память». 300 миллионов рублей, которые наследники не могут получить. Ку-ку.
Tags: РПЦ
Subscribe
promo hasnamus september 3, 2015 20:00 76
Buy for 10 tokens
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments